6 сентября 2021

Просто надо жить.

Февраль 1953 года. По заснеженному полю едет трактор ДТ-54, рискуя провалиться в сугроб. У трактора нет кабины, а управляет им девушка, больше похожая на подростка. Сидящий рядом сопровождающий подсказывает дорогу, чтобы водитель не сбилась с пути, и они смогли благополучно доехать до своего села…

Хватковой Любовь Михайловне было 20 лет, когда бригадир отправил её на курсы механизаторов в г. Благодарный. Юная Люба Лагутина только получила удостоверение тракториста, а тут уже и трактор стоит, который надо перегнать в с.Константиновское. Отчаянная девушка согласилась на перегон, хотя стояла холодная зима: её не пугали ни снег, ни ветер, ни отсутствие кабины, ни холодное металлическое водительское сидение (в её семье все братья были трактористами и механизаторами) – надо значит надо. Три февральских дня ушло у Любы на перегон нового трактора, который, как оказалось в дальнейшем, был предназначен для неё.

Начались трудовые будни на колхозных полях. Трактор заводился утром и выключался только вечером, по окончании рабочего дня. Было непросто, но Любе всё нравилось – она привыкла справляться с трудностями. Она была спокойной и стеснительной,  внимательной и доброй. Её подруги не раз пользовались её добротой. В послевоенные года люди жили небогато, одевались скромно: у девушек было по одному платью на сезон. А на гулянье или на “поход” в кино, которое “крутили” в клубе хутора Теряевский, хотелось принарядиться. И Люба, тайком от мамы, стала одалживать подружкам свои наряды, которые, нередко, не возвращались назад нетребовательной владелице. Но, благодаря, бдительности мамы, увидевшей дочкино платье на одной из соседок, “благотворительность” закончилась закрытием сундука с одеждой на замок…

Молоденькая, ответственная, работящая и очень хорошенькая трактористка приглянулась учётчику тракторной бригады с.Константиновского – Хваткову Василию Ивановичу. Недолго думая, он договорился с её мамой о сватовстве, и Люба, прислушавшись к маминым уговорам, пошла замуж. Для неё это было непростым решением, потому что из армии вернулся молодой человек, с которым у неё ранее были серьёзные отношения… – но уважение к воле матери оказалось сильнее.

Жизнь перешла в другое русло. Василий Иванович старался огородить свою молодую жену от трудностей, и первое что он сделал, уговорил отказаться от не женской работы на тракторе. Он был бы рад, если бы его любимая Люба стала домохозяйкой, но она не смогла сидеть дома и пошла работать на кирпичный завод – рабочей. Работа была посезонной и тяжёлой, но в коллективе было много женщин, которые весело и дружно делали кирпичи для строительства новых объектов в родном селе, поэтому все нагрузки казались по плечу.

С некоторой иронией вспоминает Любовь Михайловна о том, что её хотели продвинуть по комсомольской линии для работы с молодёжью, но Василию Ивановичу эта идея не понравилась, и он попросил не делать этого. Его можно понять, потому что комсомольцы – активисты и общественники –  были вынуждены много времени проводить, выполняя партийные поручения и общественную деятельность и мало времени уделяли своим семьям – родным и близким. Опыт нашего времени подтверждает, что политика – это не женское дело, потому что семьи остаются без материнского тепла и старого доброго “семейного очага”.

Отработав несколько сезонов на кирпичном заводе, Любовь Михайловна, по настоянию мужа – перешла на работу в библиотеку, в качестве техслужащей. А через два года, Василию Ивановичу предложили стать заведующим цеха филиала швейной фабрики “Машук” (цех был открыт в с.Константинвском в 1969г.) Василий Михайлович смог собрать всех желающих жительниц села в две бригады: Константиновка стала одевать мужчин Советского Союза в костюмы и военную форму.

Конечно, Любовь Михайловна, тоже, стала работать на швейной фабрике. Она научилась работать на нескольких швейных машинках, но больше всего ей понравился электрический аппарат для утюжки – пресс. Большой механизм с гладильной доской, на который раскладывались брюки и большой “крышкой”, на которой находилась металлическая пластина – утюг. При нажатии кнопки, нагретая крышка медленно и плавно опускалась на накрытое мокрым проутюжильником изделие, из-под неё с лёгким шипением выходил пар. Через полминуты крышка поднималась над выутюженными брюками, на которых красовались  ровные идеальные “стрелки”. Для брюк был один пресс, для пиджаков другой.

Любовь Михайловне был присвоен четвёртый разряд утюжильщицы. За время работы на швейной фабрике ей были присвоены звания:

– “Ударник коммунистического труда”;

– “Ударник 9-й пятилетки”;

– “Ветеран Труда”.

Среди наград у Любовь Михайловны есть ещё две особенные и отличительные. На протяжении многих лет он она была донором – сдавала свою кровь, чтобы спасать жизни и здоровье людей – Любовь Михайловна – “Почётный донор”. Так случилось, что  у Любовь Михайловны и Василия Ивановича не было своих детей, но можно смело сказать, что донорство нашей героини добавило ей много “кровных” родственников, а это уже немало.

Когда Любовь Михайловна была школьницей, началась Великая Отечественная война. Вместе со взрослыми, дети хутора Теряевский копали окопы, собирали в поле колоски, после уборки урожая. Пололи свеклу, подсолнечник и арбузы, помогали носить воду на полях. Девочки вязали носки и варежки бойцам, воевавшим с немцами, и отправляли их в посылках на фронт. Маленькая Люба вместе с ровесниками активно участвовала во всех этих делах, поэтому сегодня среди наград Любовь Михайловны есть ещё одна – “Труженик тыла”.

В селе Константиновском на улице Советской есть маленький аккуратный красивый дом с крыльцом. В уютных комнатах стоит мебель советских времён, а на дверях и окнах висят белые льняные занавески с красной вышивкой, которые много лет назад купила Любовь Михайловна – понравились очень: “Свекровь считала, что моя покупка не удачна – слишком маркие”. Но почему-то сегодня, гости не спешат уйти из дома, где всё сделано с любовью и дышит уютом, где висят красивые белые занавески с красной вышивкой и где живёт маленькая, скромная женщина – Хваткова Любовь Михайловна, чья жизнь была посвящена людям родного села.

А сколько ещё в наших российских сёлах таких домиков и судеб. Не проходите мимо живой легенды и истории, знайте и помните.

Просто надо жить. Просто надо жить.