декабря 2017

Планета семья

Ведущая рубрики психолог Татьяна Ильина

Ко Дню матери

Недолюбленная. Любящая. Любимая

Во дворе Надежды Владимировны Зиновой куда ни глянь – на стенах баньки, на воротах, заборе – солнышки. По-детски наивные, с озорной чёлочкой и обязательно с улыбкой. Её работа. Подарок самой себе и всем входящим. В доме – множество детских рисунков и мягких игрушек. Они – лучший презент от близких и родных. Большего ей и не нужно, разве что слышать чаще от любимых детей и внуков «Я тебя люблю».

Материнская нелюбовь

Эти три простых слова она никогда не слышала от своей матери. Она вообще ничего хорошего от неё не знала. Унижения и оскорбления – сколько угодно. Наказания по делу и без дела – тоже.

– Отец ушёл от нас, когда мне 14 было. Не выдержал жестокого нрава жены. Я и двое моих младших братьев с ней жить остались. Ох и доставалось мне! Они шкодили, а меня мать наказывала меня – на пшеницу на коленки ставила, на кукурузу… Если честно, иногда думала, что неродная я ей – нельзя же быть настолько жестокой со своим собственным ребёнком!..

Мы с Надеждой Владимировной сидим в беседке во дворе. На столе – яркий букет душистых дубков, над которым кружат пригретые последним ноябрьским солнцем пчёлы. Женщина сокрушается, что мне не довелось увидеть её розарий – к зиме кусты уже срезаны и окучены. Но я и так верю, что они хороши.

– Натерпелась я… Знаете, было дело, на весь мир обозлилась из-за несправедливого отношения. Однажды даже решила с собой покончить. Ушла на гору, легла в сугроб и заснула. Меня спасли случайно: люди споткнулись через мои ноги. Вытащили, привели к себе, отогрели. Я так просила – не отдавайте домой! Буду послушной, по дому всю работу стану делать, только оставьте у себя! Всё равно вернули… Мать меня сразу же и избила…

Я и замуж-то вышла, чтобы из материного ада выбраться поскорее. Только не получилось выбраться. Я ведь к ней каждый день утром и вечерам забегала – узнать, всё ли у неё хорошо. Входила со страхом, выходила со слезами.

Однажды моя подруга, которую в Сухой Буйволе все считали сумасшедшей, сказала: «Надя, тебе 40 лет, у тебя трое детей, а ты голову вожмёшь в плечи и слушаешь оскорбления. Разве так можно?! Расправь плечи, подними голову гаркни на них – и они перестанут тебя унижать!». Так и сделала. И помогло ведь! С тех пор язык за зубами держат…

Надежда Владимировна рассказывает об этом привычно-буднично. В голосе, пожалуй, слышится лишь недоумение: как может мать причинить столько боли своему ребёнку? Как может она запрещать называть её мамой при посторонних и открыто стыдиться собственной дочери? Как может она, раз в пять лет поздравляя с днём рождения открыткой, не обращаться к дочке по имени?! Одна ли кровь течёт в этих двух женщинах? Загадка, ответ на которую старшая из них унесёт с собой в могилу.

– Но вы знаете, после моих детских страданий я дала себе зарок, что своих детей никогда не обижу ни словом, ни делом.

Свои

Надежде исполнился 21 год, когда она сама стала матерью. Её сын Борис появился на свет в Ашхабаде, где девушка училась на повара-кондитера.

– Тогда землетрясение случилось. Сынок родился слабеньким, проблемы с пупком были. Мать всё твердила: «Он у тебя помрёт!» А я с него глаз не спускала. Сюда привезла – тут климат получше. Показала Борю местным врачам, они его и вылечили. Короче, выходила я его. Сейчас парень такой крепкий!

Ему три горда было, когда Надя вышла замуж за Николая Зинова. Думала, заживут мирно и ладно, да не вышло. Супруг бедокурил, пил, унижал, кулаки распускал, да и свекровь свою лепту вносила. А Надежда ему за все беды двоих сыновей подарила – Жеку и Алексея. 

– С Лёшей тоже хлебнули горюшка вот так, – Надежда Владимировна проводит ребром ладони по горлу. – Во время родов что-то пошло не так, пострадало темечко (оно потом до трёх лет не затягивалось). Короче, Лёша оказался умственно отсталым. До девятого класса в спецшколе учился – и научился только часы и деньги считать и писать свою фамилию. Как ни старались, ничего в его голову не вкладывалось. Даже цвета не различал.

В 18 пошёл в колхоз разнорабочим. Может, там у кого подсмотрел, но только с 20 лет он взялся чинить телевизоры и видеомагнитофоны, начал разбираться в электрике. Мне вон свет провёл в баню. Даже воду и канализацию людям в дома заводит. Вот какой он у меня рукастый!

В голосе Надежды Владимировны – гордость за сына: хоть и намучилась с ним, а всё равно человек неплохой из него вышел.

Другие два сына – Евгений и Борис – тоже своё место в жизни нашли. Не шикуют, правда, но и с голоду не умирают. По возможности наведываются к маме в Сухую. Без помощи её не оставляют никогда, а семейные праздники – и вовсе святое дело для всех. Обязательно собирается вся семья. Шашлыки жарят, песни поют, танцуют во дворе.

Наш разговор то и дело прерывает телефонная трель – звонят невестки и сыновья: просто поболтать.

– Они ж для меня все сыночки и доченьки. Родные-не родные – я не делаю различия. Они все мои. Я их теплом и любовью окружила, вот и они ко мне с добром. Помогать приезжают и просто в гости. А большего мне и не нужно…

Денис

Семья Зиновых стала для Дениса последним прибежищем и спасением от детской трудовой колонии.

Сам он из Ленинградской области. Когда ему было 11, на его глазах любовник матери зарезал его отца. Пьющую, неблагополучную мамашу лишили родительских прав. Так Денис попал в детский дом, потом сменил ещё два, и ото всюду сбегал. Ночевал на вокзалах, жил с бомжами, ел что попало, а иной раз и вовсе не ел…

Когда оказался в Петровском районе, органы опеки пытались определить его в три семьи. Ни в одной из них пацан долго не задерживался – уходил по собственному желанию.

– Он с моим Женей в одном классе учился. Иногда к нам домой заходил. Пару раз с ночёвкой оставался. Я не отваживала, как с дитём малым с ним обращалась. Понимала ведь, что несладко ему пришлось… А однажды мне в школе сказали: «Надежда Владимировна, Денис только тебя и понимает. Забери мальчишку к себе, не то его трудовая колония ждёт!» Подумала-подумала и решила: не могу я отказаться, а потом жить и знать, что он в беду попал.

Семья Зиновых всегда жила скромно. В середине 90-х так и вовсе туго было. Женщина работала на пекарне, а по утрам и вечерам бегала к бабулькам помогать. Кому продуктов или лекарств купит, кому прибраться поможет. То копеечку домой принесёт ли, то продукты. Решила: прокормила троих, прокормит и четвёртого. 

– Предупредила Дениску: разносолов нет, живём на картошке, луке и хлебе. А он был согласен на всё, лишь бы у нас остаться. Мои хлопцы его появление на ура восприняли. Сдружились тогда, до сих пор горой один за другого стоят, помогают друг другу.

Когда оформила опекунство, одела-обула ребёнка, книжки в школу купила. Позже Денис так с Женей подружился, что стал просить одевать их в одинаковую одежду…

– Он сразу начал называть вас мамой?

– Нет. Почти год на вы обращался. Всё изменилось в день его рождения. Он целый день бегал к воротам – ждал мать, которая жила чуть выше. В пять часов вечера её всё ещё не было. Вот тогда-то он и сказал: «С этого дня – ты моя мама!»

– Сложно было с Денисом?

 – Конечно, сложно! Проблемным он был, ох и проблемным! И в милицию попадал, и в сельхозколлледже (Денис там на механизатора учился после 9 класса) на него жаловались – то запил, то стащил у ребят что-то. Да и как путний из него вышел бы, если в такой семье рос?.. А сейчас ведь он тоже мой помощник, и люблю я его, несмотря ни на что.

Отдающая

Удивительно, но после всех бед, проблем и лишений Надежда Владимировна очень открытый и лёгкий человек. Она не выставила счёт миру за недолюбленность, насмешки и унижения. Напротив, относится к людям с чистым сердцем, радуется мелочам и с удовольствием заполняет свою жизнь цветами, теплом и яркостью детских рисунков, катанием на каруселях – тем, чего недополучила в детстве.

Сегодня Надежда Владимировна любимая жена, лучшая мама для четверых сыновей и снох и бабушка – для внучат. Она не жалуется на низкую пенсию. Смысла в этом всё равно нет. Но и эти крохи она готова отдавать тем, кто её окружает. Мне тоже на прощание сунула в карман горсть конфет.

А ещё она улыбается. Часто и много. Назло всем и всему. И надеется. Потому что имя её – Надежда.

Если вам необходима психологическая помощь,
обращайтесь оп адресу:
г. Светлоград, ул. Пушкина 35
телефоны 4-10-39, 4-05-47.